Колыбель российского флота

Принято увязывать рождение российского флота с Петром I. И если это  воспринимать действительно так, то интерес к морской науке у Петра зародился в 1688 году, когда в одном из амбаров в Измайлове Петр увидел необычную лодку, форма которой сильно отличалась от русских судов и которая использовалась для перевозки товаров. Ботик был отремонтирован и пущен в плавание по реке Яузе, а после на просторах Плещеева озера, около Переславля-Залесского. Позднее, зимой 1691 года, там же Петр вернулся к прерванной забаве и строил свой «потешный» флот. С этих пор этому он посвятил все свое свободное время. В августе 1692 года его миниатюрная эскадра совершила первый выход на открытую воду Плещеева озера.

Летом 1693 года Петр первый раз отправляется в экспедицию на север. После месяца пути он достиг Города, как тогда назывался Архангельск, где, наконец, увидел многочисленные морские корабли и понял, что представляют из себя настоящие морские суда и кораблестроение. На рейде Северной Двины в Архангельском порту стояли сотни западноевропейских судов — из Англии, Голландии, Германии, Дании и других европейских стран.

Интерес Петра Великого к единственному в то время русскому морскому порту возник одновременно с замыслом о строительстве флота. Он впервые прибыл в Архангельск 28 июля 1693 года. Для царя и его свиты на Мосеевом острове на Двине была поставлена деревянная «светлица с сеньми». Свыше двух месяцев царь провёл в Архангельске, знакомился с корабельным делом и коммерческими операциями торговых людей, отдал распоряжение о строительстве на острове Соломбала первой в России государственной судостроительной верфи и заложил там первый российский торговый корабль. В то время в Архангельске и его окрестностях на берегах Северной Двины строились суда на частных верфях купцов Бажениных, Амосовых, Барминых, Зыковых, Крыловых, осуществлялось производство комплектующих изделий: канатов, парусины, якорей, кованых изделий. Вавчугская верфь купцов Бажениных строила самые добротные корабли с лучшими мореходными качествами, стоили они дешевле английских или голландских. Петр I разрешил первому частному в России предприятию морского торгового судостроения использовать древесину из государственных лесов и иметь на судах для защиты от каперов пушки и боеприпасы. Многочисленные заказы от русских и иностранных судовладельцев выходили в Амстердам, Антверпен и Лондон.

А в очередное прибытие в Архангельск 20 мая 1694 года Петр I принял участие в спуске на воду со стапелей Соломбальской судоверфи 24-пушечного фрегата «Святой Апостол Павел», что и принято считать датой рождения российского флота.

Всего за весь период работы Соломбальская судоверфь выпустила со своих стапелей более 500 судов, в том числе множество самых мощных пушечных фрегатов, составивших основу и славу российского флота. Таких, например, как флагман русского флота, 74-пушечный парусный линейный корабль«Азов». Славу и Георгиевский флаг ему и его экипажу в 600 человек принесло участие в Наваринском сражении 1827 года, в котором «Азов» одержал победу в бою с пятью турецкими кораблями (в том числе с 80-пушечным флагманом «Мухарем-бей»).

Состав Балтийского флота, например,  на 60-70% формировался из фрегатов и кораблей, построенных в Архангельске. И так было до того времени, когда парусные суда были вытеснены паровыми. В 1853 году в Соломбале был спущен первый в России паровой винтовой фрегат «Полкан» (44 пушки), а в 1859 году — пароходофрегат «Соломбала». После чего производство кораблей на архангельских судоверфях стало снижаться.

За 150 лет архангельские судоверфи спустили на воду более 700 военных и гражданских судов, сыграв определяющую роль в развитии российского флота и кораблестроения, и превратили Архангельск в главный кораблестроительный центр России.