Нам приходилось видеть много рек, но такой, как наша Северная Двина, нигде не найти. Широко и величаво несет она свои воды к морю Белому, векодавешнему кормильцу поморскому. Хотя сейчас об этом так не скажешь, обезлюдели берега морские, оставшийся народ не тот пошел, все норовит в город сбежать, ремесла старинные почти забыл, рыбу и зверя разучился ловить, карбаса строить.

По нашей красавице реке испокон веку суда ходили, а теперь она опустела, ни одного суденышка не видно, а ведь еще недавно сновали здесь буксиры, шли теплоходы один за другим, океанские суда стояли в очереди на погрузку беломорской доски, жизнь кипела. А сейчас тихо и пустынно на реке, за свою многовековую жизнь не видела она такого позора.

Любимое место горожан — архангелогородцев — это набережная Северной Двины; тянет людей сюда. И не удивительно, их предки уходили отсюда в плавание в суровые воды Ледовитого океана, часто не возвращались, много слез пролилось жёнок-северянок.

Такая выпала судьбина люду поморскому, не знали они сельского хозяйства, кормились веками морем — звериным промыслом да рыбной ловлей, заготовкой пушнины, добывали соль из морской воды и подземных ключей, ловили удивительных птиц — соколов для царской утехи, которые водились на побережье полярных морей.

По Северной Двине отправляли на Русь шкуры звериные, соль, пушнину, сало-ворвань, моржовые клыки, мамонтовую кость, жемчуг, соколов-кречетов. Вся Русь училась у местных умельцев строить речные и мореходные суда, способные проходить как по воде, так и по суше. По волокам нашим предкам часто приходилось таскать ладьи, чтобы попасть из реки в реку или озеро, недаром этот древний край прозван был летописцами — Заволочье. Первые судоверфи морских судов зародились на берегах Северной Двины.

Если выйти на самое знаменитое место набережной реки — мыс Пур-Наволок, то слева можно увидеть Красную пристань, откуда испокон веку отправлялись корабли в полярные плавания: на рыбный промысел — на Мурман, звериный — на Матку (Новая Земля) и Грумант (Шпицберген), в Норвегию и дальше, добираясь до стран Западной Европы. Отсюда в поисках Северного полюса в самом начале прошлого века уходила шхуна «Святой Фока» с капитаном Георгием Седовым на борту, чтобы остаться потом навсегда в полярных льдах. Справа от Пур-Наволока видны Мосеев остров и знаменитая Соломбала — на берегах которой, на месте древних плотбищ, Петром I была построена первая российская судоверфь.

…Непривычно тихо над рекой, садится солнце, и если смотреть в сторону моря, начинает казаться, что оттуда, из-за Соломбалы вот-вот появится белый парус. Так же столетиями раньше сюда выходили встречать поморские суда, своих бородатых, усталых, пропитанных солью, кормильцев-мужей, возвращающихся из тяжелых морских походов, наши удивительные северные женщины.

Но не всегда это были родные паруса. Знала Северная Двина и нападения немецких военных воздушных кораблей в Великую отечественную, когда они с воем сбрасывали «зажигалки» на мирный город, помнит и гражданскую войну, когда после большевистской революции 1917 года появились в местных водах эсминцы Антанты и начались массовые расстрелы ни в чем не повинных мирных жителей. Не забывает Северная Двина и бессмертный подвиг простых поморов, ставших на защиту своей земли от шведов в 1701 году и от англо-французских захватчиков, пытавшихся прорваться на своих корветах к Архангельску во время Крымской войны в 1854 году.

Если же погрузиться в седую глубину веков, помнит река норманнов, «урмане» по древним летописям, грабивших местные поселения в 1419 году, но затем получивших достойный отпор от разозленных поморских жителей, вообще-то всегда миролюбивых по своей сути, гостеприимных и остающихся до сих пор такими, людей.

Осталась память, правда, уже через скандинавские письменные источники, и о временах еще более стародавних — нападениях на беломорскую землю — набегах сильных и могучих, беспощадных скандинавских морских воинов — викингов. Вот именно об этих давних незапамятных временах наше повествование.